дворец бракосочетания пушкин

Дворец Бракосочетания №3

Загадки Царскосельского Дворца Бракосочетания.
Памятник этот известен еще и как дача В. П. Кочубея, и как Запасный либо же великокняжеский Владимирский дворец. Все эти названия подразумевают одну и ту же постройку в городе Пушкине на Садовой ул. 22. Строительство столь богатого дачного ансамбля усадебного типа стало одним из самых значительных архитектурных событий своего времени, ведь в ряде случаев в строительстве претворялись собственные идеи самого Александра I.
После смерти своего сына в 1816 году, граф Кочубей выехал за границу со всем своим семейством. Именно тогда Александр I задумывает построить в Царском Селе дачу для своего друга. Его волю по отводу земли на берегу 4-ого Нижнего пруда между Павловской дорогой и Старым Московским трактом исполнил архитектор В.И.Гесте. Каменный дом о трех этажах и на высоком цоколе имел полуциркульный балкон на уров­не бельэтажа.
Загс№3
В бельэтаже располагались покои графа и графини. На балкон выходила гостиная, на противоположную сторону - «зало». Бельэтаж обогревался шведскими каминами и голландскими печами, в его отделке присут­ствовали живопись и лепка, паркетные полы и двери «под лак». Антресоли отводились под камер-юнгферские и официантские комнаты, жилье ис­топника, третий этаж занимали детские, людские, буфет и гардероб. Впоследствии здесь отвели квартиру в пять комнат для замужней дочери Кочубе­ев - графини Н.В. Строгановой. Обустройство дачи, обошедшееся владель­цам в 425 тысяч рублей ассигнациями, да и то без стоимости мебели, целиком закончили толь­ко к 1824 году. Вокруг главного здания распланировали сад с беседкой, соору­дили хоздвор с кухней и ледником, конюшню с каретным сараем, людскую, домик смотрителя и теплицы. Загс1
Примечателен тот факт, что большинство исследователей называет авто­ром дачи архитектора В. П.Стасова. Причастность последнего к проектированию здания в свое вре­мя весьма убедительно доказал В. И. Пилявский, будучи убежденным, что исходным материалом для строительства послужил план, нари­сованный императором с помощью Неелова. Так­же учитывалось участие А. Менеласа в дальней­шей разработке, подтверждаемое подписными чертежами. Тем не менее, Пилявскому удалось обнаружить безымянные чертежи - трех планов и стольких же фасадов, как варианты именно стасовского проекта. На одном из них, содержится прямое указание на такое авторство: «план дан его им п. Величеством Стасову». В основу всех своих вариантов этот архитектор положил ком­позицию, основанную на императорском чертеже № 1, фантазируя только с разработкой фасадов. В первом случае предельно строгое по архитек­туре здание должно было венчаться характер­ным для Стасова плоским куполом на ступенча­том основании, а на обращенном к пруду фасаде появлялось широкое окно с двумя колоннами. Во втором варианте прибавлялся низкий 6-колонный портик дорического ордера на садовом фасаде. И все же за основу был принят третий вариант, с высоким портиком ионического ордера. Именно сравнение с гравюрами Годефруа и Тона безого­ворочно убедило Пилявского, что именно Стасов решил главный фасад с колоннадой ионического ордера в форме полуротонды и является автором проекта, осуществленного в 1817-1818.
Загс1

В 1835 г. Николай I повелел выкупить дачу со всеми принадлежащими к ней строениями и садом, но без мебели для великого князя Ни­колая Николаевича. Сделку по цене в 300 тыс. рублей ассигнациями, которую объявила княги­ня М. В. Кочубей, супруга уже покойного к тому моменту государственного канцлера, совершили из средств Удельного ведомства. Спустя двадцать с небольшим лет была осу­ществлена самая крупная перестройка дачи по проекту арх. И. И. Шарлеманя с участием служа­щих Царскосельского дворцового правления - архитектора Н. С. Никитина и каменных дел мастера С. Ламони. Наиболее значительными вторжения­ми в облик здания 1856-57 гг. стали сооружение простенков между колоннами в ранее открытой террасе-полуротонде, где устроили зимний сад, а также ликвидация дуговых лестниц. С противо­положной стороны по замыслу Шарлеманя к пор­тику пристроили сохранившуюся до настоящего времени лестничную террасу, эффектно спускав­шуюся от портика бельэтажа в сад. На боковом южном фасаде появился новый главный подъезд в виде крытого крыльца с пандусами. Именно тогда здесь могли возникнуть и две мраморные скульптуры львов, перенесенные в 1920-е гг. к восточной террасе.

Осенью 1857 г. великий князь, лично осмо­трев оконченные работы, не одобрил их каче­ства. Новый хозяин дачи указал на «небрежность, отсутствие вкуса и несмотрение со стороны» Шарлеманя. Следом строительная контора ми­нистерства императорского двора вынуждена была признать архитектора «неблагонадежным и неспособным к производству значительных ра­бот», а сверку всех смет с реальными объемами и устранение недостатков поручить Г. Э. Боссе, однако, не вполне объективные сведения приводятся об этом авторе и в современных пу­бликациях. Так, в очерке, посвященном известной архитектурно-художественной династии Шарлеманей, вместо Михайловской дачи, за которую Иосиф Иосифович когда-то получил академическое звание, оши­бочно назван «проект перестройки дачи (Запасно­го дворца) великого князя Николая Николаевича старшего в Царском Селе». После отстранения от архитектурных забот Шарлемань все же получил известность, но уже как отменный художник-акварелист. Прежние достижения этого человека были незаслуженно забыты, в том числе, сооруженная по его проекту эффектная лестница, воспринимающаяся как неотъемлемый элемент первоначального объемно-пространственного ре­шения дачи М. В. Кочубей и вводящая в заблужде­ние историков архитектуры.

В 1859 г. Царскосельскую дачу передали из Удельного ведомства в ведение императорского двора и переименовали в «Запасный дворец». Здесь отводились квартиры для придворных, устраивались выставки цветов из Царскосель­ских оранжерей. А с 1867 г. в тре­тьем этаже поселилась семья проф. Казанского университета А. Н. Чивилева, преподавателя великих князей Александра и Владимира Алек­сандровичей. В его квартире однажды случился большой пожар, потребовавший восстановитель­ного ремонта без вмешательств в облик здания, который выполнил арх. А. Ф. Видов. Этот же ав­тор в период 1876-78 гг. занимался переделка­ми в интерьерах, видоизменяя их соответственно вкусам времени. За год до этого лично император Александр II предоставил Запасной дворец с са­дом уже в распоряжение великого князя Владимира Александровича. Кроме того, по проекту Видова для велико­княжеской свиты построили сохранившиеся до наших дней Кавалерский дом и Унтер-штал­мейстерский флигель, два флигеля для разме­щения кухни, бани и жилья служащих, каретный сарай (гараж) и кузницу с прачечной (Софий­ский б-р, 2, 4, 8, 10). Передача же Запасного дворца Владимиру Александровичу в собственность на праве майората была по повелению Александра III документально оформлена только в 1882 г. После кончины великого князя, дворец император­ским указом переименовали во Владимирский, в саду установили бронзовый бюст работы скульптора В. А. Беклемишева в память о последнем вла­дельце, сохранив владение комплексом за его вдовой - великой княгиней Марией Павловной (старшей). До настоящего времени сохранился лишь постамент памятника из полированного красного гранита.



После 1917 г. Владимирский дворец недол­гое время занимали: Совет солдатских депутатов, затем первые органы советской власти и школа-колония для малолетних преступников. Позже, все здания комплекса передали под учебные аудитории и общежитие школы ВКП(б) для парт­актива сельскохозяйственных учреждений. Тогда же анфиладный тип планировки, сохранявшийся до 1930-х гг., начал искажаться временными перегородками и устройством межзтажного пе­рекрытия в полуротонде. В результате пожара, пришедшегося на период оккупации Пушкина (1941-44 гг.), обрушились крыша и перекрытия дворца. Впоследствии сохранившиеся фасадные стены с колонными портиками и архитектурными деталями отделки, терраса с лестницей и львами, внутренние капитальные стены и основная часть сводов цокольного этажа простояли в ожидании восстановления почти десять лет. Когда закончилась война, попытки рекон­струкции здания под общежитие школы партий­ного просвещения возобновились, хотя было ясно: особенности архитектуры дворца-дачи вряд ли позволят устроить равноценные условия проживания для всех слушателей. В 1948 г. в си­туацию вмешались профессор В. И. Яковлев и архитектор ГИОП Б. Л. Васильев, выступившие против приспособления памятника под Общежитие. На объекте рекомендовалось проведение рестав­рационных работ в соответствии с данными ар­хивных и археологических исследований. Это должно было помешать искажению архитектур­ной обработки фасадов и способствовать сохра­нению композиционных связей Владимирского дворца с Екатерининским парком. Само здание предполагалось занять общественной функцией, используя как театр либо же клуб. Фасадами решили заниматься по деталям, со­хранившимся в натуре, с раскрытием портика полуротонды - требовалось лишь разобрать кирпичное заполнение между колонн. Воссозда­вались только дуговые парадные лестницы к тер­расе со стороны парка. Вторая терраса с поздней шарлеманевской лестницей с противоположной стороны здания также подлежала реставрации. Наиболее пострадавшая внутренняя отделка вос­станавливалась в целом, причем в характере ар­хитектуры всего здания. Допускалась частичная внутренняя перепланировка с сохранением ка­питальных стен. Соответствующее архитектурно-реставрационное задание было выдано в январе 1953 г. Пушкинскому райисполкому.

Подготовкой проекта предстоящих работ руководил М. И. Толстов (1920-1990). Восстановление здания про­вели на высоком профессиональном уровне под руководством Госинспекции по охране памятни­ков. Как раз в те годы разворачивались работы на Екатерининском дворце и начинали свою де­ятельность реставрационные мастерские, а вот подряд общей стоимостью 2 214 423 руб. на бывшей даче М. В. Кочубей был поручен Пушкинско­му ремстройтресту и был полностью освоен за 1956-58 гг. Восстановление здания про­вели на высоком профессиональном уровне. Минуло немало времени после комплексной реставрации столь удивительного произведения отечественного архитектурного искусства, но несмотря на все перестройки, военные разрушения и реконструкции, облик здания сохранил первоначальные черты. В июне 2009 г. реставрация памятника была возобновлена, что связано с его приспособлением под пушкинский Дворец бракосочетаний. На сегодняшний день работы, которые планировалось закончить к юбилею Царского Села, полностью завершены.

Прием заявлений на регистрацию брака:
с 9-00 до 18-00 без выходных
перерыв с 14-00 до 15-00
контактный телефон  576-10-30
Прием граждан начальником отдела :
с 9-00 до 14-00 по вторникам
с 15-00 до 18-00 по четвергам
контактный телефон  576-10-29

Адрес: 
196601, г.Пушкин, ул. Садовая, д.22

к фотоальбому про загс